У моего знакомого следователья, когда тот учился в Питере, были довольно странные однокурсники. Как то собрались они по поводу какого-то праздника (Празник зимний, но не Hовый Год – почти загадка), как и полагается доблестым операм и следователям, со вкусом нажрались. Hаша добрая милиция обычно не обращает внимание на то скотское состояние, в которое впадает, кода нажирается. А тут одного опера срубило на сохранение приличного облика. Он стал в позу и заявил, что не хочет быть таким скотом как остальные, и в результате отправился домой в полутрезвом-полупьяном состоянии. Hадо сказать, что такое состояние было для него довольно необычным, так что придя домой, он обнаружил, что ему захотелось острых ощущений. Довольно странное ощущение для осторожных и предусмотрительных бойцов за правопорядок. Он чесно поборолся со своими ощущениями секунд 5, а потом отважно отправился в метро. В метро он ещё раз попытался превозмочь тягу к приключениям, но капитулировал окончательно. Он дождался пока подойдет поезд, и спрыгнул ему сзади на бампер что-ли ( не знаю как назвать эту штуку), уцепившись за поручни. Когда поезд тронулся, он получил острое почи сексуальное удовлетворение, помахивая ручкой оставшимся на станции пассажирам и дежурной, веселясь от души над их изумлёнными харями. По его словам в туннеле было тоже по кайфу. Поезд мотает из стороны в сторону, руки судорожно вцепились в поручни, ветер в харю, андреналин в ботинки стекает – полный букет острых ощущений... И всё бы хорошо, но на следующей станции он выяснил, что не может выбраться обратно на платформу, так таковая была повыше бампера, и чтобы запрыгнуть надо было оторвать руки от поручней, но из-за полноты полученных ощущений он уже не мог этого сделать (андреналин кончился, а страх остался). В общем, таким образом он проехал 4 станции, пока его не вызволили из плена мстительного поезда вовремя подоспевшие добрые дяденьки омоновцы. Когда омонвцы извлекли его на платформу, они сначала подумали, что поймали какого-то негра, по причине черномазовасти его хари. Тунель оказался доволно таки грязным местом. Потом кто-то из сообразительных послюнявил палец и обнаружил белые места роже у новоявленного негра. "Hаш чувак!" – обрадовались омоновцы. Потом, ловко его обыскав они обнаружили удостоверение младшего лейтенанта МВД. "Он свой!" – их восторгам не было предела. Они были потрясены его смелостью, и были горды за своего коллегу. Они тоже поборолись с искушением получения острых ощущений, но их было много, и они быстро обуздали страсти, которые не к лицу доблесных омоновцев. Говорят, что стех пор данный идивид стал нормальным опером: осторожным и предусмотрительным. Правда теперь на всех пьянках он напивается как можно быстрей, и падает трупом – так он боится снова попасть в промежуточное положение.