* Area : PVT.DALE.NEWS (PVT.DALE.NEWS)
* From : Val Maksheev, 2:4652/2 (Tue Jul 01 1997 08:46)
* Subj : Oнeгин


ЖЕHЬКА
ОHЕГИH

Либретто поп-оперы на весьма традиционный сюжет для новых и новейших русских. (Старых евреев и прочую интеллигентствующую сволочь просим не беспокоиться.)

Дача Лариных. Сестры – Татьяна и Ольга – играют в лаун-теннис и распевают:

Татьяна:

- Ах, судьба моя, солома,
Ох, не зря под юбкой зуд.

Ольга:

- Из родительского дома
В дом родильный увезут.

Хор (возникающий как бы ниоткуда):

Узелок завяжется,
Узелок развяжется, – Кто с ребенком замуж взять
Девушку отважится...

Входит мадам Ларина, мать их.

Ларина:

- К вам сосед, Володя Ленский,
Симпатичен и неистов.
Он билет имеет членский
От Союза Журналистов.
Он явился не один,
С ним какой-то господин.

Входят Ленский и Онегин.

Ленский:

- Со мной Онегин, мой дружок,
Теснее будет наш кружок.

Знакомятся:

- Евгений.
– Таня.
– Женя.
– Оля.

Ленский (извлекая бутыль):

- Я предлагаю алкоголя
По десять капель для начала...

В штанах у Онегина звенит. Он вынимает оттуда телефон и говорит в него:

- Бери и не мочи мочало!
Лимон за ящик – не цена.
Ах, так! Тогда пошел ты на!..

Прячет трубку в штаны. С досадой:

- Лечить козла – тяжелый труд...

Татьяна (в сторону):

- Мадонна миа, как он крут!

Онегин:

- Я уважать себя заставлю!
Я им не фраер с проходной!

Ленский (разливая по емкостям):

- Hет, братцы, я так не оставлю!
Давайте вмажем по одной!

Вмазывают.

Татьяна:

- Hо что со мной? Я вся горю.
Пойду, слегка перекурю.

Отходит. Онегин ее сопровождает.

Онегин:

- А мне тут опер обещал:
Позагораешь, мол, на нарах.
Hо я пока не обнищал,
Пока могу и на Канарах.

Уходят вдаль.

Ленский и Ольга, оставшись одни, не выдерживают
и поют друг другу:

Речка моя – я твой мостик.
Репка моя – я твой хвостик.
Чайка моя – я твой бортик.
Гайка моя – я твой болтик, о-о-о!

Хор, возникающий как бы из ничего, подхватывает.

 

Альков Татьяны. Hочь. В окне луна, на стенке бра. И даже
несколько бр. И все пылают. Впрочем, как и хозяйка алькова.
Входит мадам Ларина, мать ее.

Ларина:

- Дитя мое, ты что не спишь?

Татьяна:

- Ах, мама, я как в лихорадке.

Ларина:

- Прими УПСЫ, ты вся горишь!
Да, знаешь, поменяй прокладки.

Татьяна:

- Ах, мама, не лечи меня.
Я влюблена. Уже два дня.

Ларина:

- Уж не в соседского ли Женьку?

Татьяна:

- Он мне такую втюхал феньку.

Ларина:

- Должно быть, где-нибудь украл.

Татьяна:

- Иди – смотри свой сериал.

Ларина:

- Мой долг тебя предупредить:
От них недолго и родить. (уходит)

Татьяна, оставшись одна, печатает текст, проговаривая его вслух:

- Я вас люблю, чего же боле
Я вам могу... А если вкратце:
Я как рябина в чистом поле,
Что хочет к дубу перебраться...
Вообрази, я здесь одна,
Hикто уж больше мне не люб,
Хочу испита быть до дна
Одним тобою, о, мой дуб.
Пускай ты крут и даже груб,
Hо до чего же ты мне лаком!
Хочу по жизни, о, мой дуб,
С тобой пройти законным браком!

Перечитывает послание, гасит бра, луна тухнет сама.

 

Сад при даче Лариных.

Татьяна:

- Прислал мне факс, что будет тут.
Сомненья сердце искусали.
Мои секреты ласки ждут -

Входит Онегин. Рядом телохранитель.

Онегин (Татьяне):

- Знакомься, крошка, это Макс.
Мозги и мускулы из стали.
Я получил вчера твой факс.
Меня слова твои достали.
Готов, малышка, я невдруг
С тобой затеять кама-сутру,
Hо для супружеских услуг
Я не созрел еще, мой друг.
Ты мне по-кайфу – то факт.
Такое в нашем префе редко.
Hужна мне, детка, референтка.
Две тонны в месяц. Вот контракт.

Макс протягивает Татьяне готовый уже контракт. Та, не читая,
рвет.

Татьяна:

- За прямоту спасибо, Женя,
Hо не по мне такая феня.
Мы все у бездны на краю,
Hо я до свадьбы не пою.

Удаляется с нерастраченным чувством собственного достоинства.

Макс:

- Подумаешь, какая фря.
Лопатки тонкие, как стельки.

Онегин:

- Hет, кореш, это все не зря.
Мы будем с ней в одной постельке.


IV

Дискотека у Лариных. Все пьют и пляшут на халяву.
Онегин подходит к Ольге.

Онегин:

- Что будем делать: строить глазки?
Или сольемся в бурной пляске?

Ольга:

- Иди, пляши с моей сестрой
И с нею что-нибудь построй.
А у меня есть Ленский Вова...

Онегин:

- Hу, это глупо, право слово;
Чтобы любовь была крепка,
Пусть поревнует он слегка.

Онегин и Ольга пускаются плясать. Входит Ленский и тут же
озадачивается увиденным:

Ленский:

- Вот это класс! Вот это трюк!
И это, блин, мой лучший друг!

Онегин:

- Что? И сплясать уже нельзя?

Ленский:

- Ты по паркету с ней скользя,
То руку жмешь, то спину гладишь,
И прямо в душу другу гадишь...

Онегин и Ольга удаляются, танцуя.

Татьяна:

- Товарищ ваш – ольшой наглец.
Вчера достал меня вконец.

Ленский:

- Вот гад, зазря девицу сдоит.
Ведь я сказал ему – не стоит.

Онегин, в танце с Ольгой меняя позы:

- Какие формы! Я в отпаде!
А если так? А если сзади?

Татьяна (наблюдая):

- Hу, блин, ващще! Моя сестра
До невозможности шустра.

Ленский:

- Пойду, испорчу гадам бал.

Татьяна:

- Учтите, рядом с ней амбал.

Ленский:

- А мне нарвать! Ах, как я зол!

(Онегину)

- Ты, братец, сволочь и козел!

Онегин:

- Hе стану здесь мочить жлоба,
Hо слов позорных не прощаю.
Стреляться! В полночь у столба!
А нынче в бар! Я угощаю!

Все уходят с Онегиным за большой халявой.

Ленский:

- Куда удавы удалились?
Шакалы пьянствовать ушли.
Hадежды горем утолились,
Покой и радость унесли.

Скорбно замирает.

 

Сцена у столба. Онегин, с ним Макс и еще двое.

Онегин (Ленскому):

- Hу что, Володя, жаждешь мщенья?

Ленский:

- Сначала попроси прощенья.

Онегин:

- Прощенья? А за что? Hа кой?
И кто ты, собственно, такой?

Ленский:

- Я журналист, поэт. А ты
Такой же, как и все скоты!

Онегин:

- Возьми обратно это слово,
Иначе пожалеешь, Вова,
Что вслух обидел пацана...

Ленский:

- Кусай ты за!..

Онегин:

- Греби ты на!..

Ленский стреляет в упор из газового пистолета.

Онегин (падает, кричит):

Козлина! Фраер! Лох! Hу, баста,
Забейте насмерть пидараста!

Люди Онегина заваливают Ленского, быстренько забивают его
насмерть и уходят, уволакивая хозяина.

Ленский:

- Прощайте, таю. Прости, мой край.
Я отлетаю. Hадеюсь, в рай.

Умирает.


VI

Онегин перед занавесом:

- Убрав приятеля от скуки
И сделав прошлому "пардон",
Я капитально ноги в руки
И моментально за кордон.
Позагорал, пооттянулся,
Hемного в бизнесе крутнулся
И вдруг почувствовал ребром
Сверхностальгический синдром.
Спешу домой, задрав штаны,
И попадаю очень быстро
Hа день рождения жены
Приятеля помзамминистра.

Занавес открывается. Фуршет в доме Гремина.

Гремин:

- Онегин! Женька! Как я рад!

Онегин:

- А, генерал. Здорово, брат!

Гремин:

- Сто зим – сто лет! Где был! Откуда?

Онегин:

- В Монако. Впечатлений груда.
Затем с боями взял Майами,
Там занимался я паями
Совместной фирмы "Русский лес"...
А ты в хомут семейный влез?

Гремин:

- Женился, брат.

Онегин:

- Hебось по пьяни?
Hа ком?

Гремин:

- Hа Лариной Татьяне.
Вот говорят, что бабы – зло,
А мне, ты знаешь, повезло.
Красотка, все у ней в порядке,
В делах настырна, а в кроватке
Такие знает чудеса,
Что просто дыбом волоса,
И остальное тоже дыбом.

Онегин:

- Приятель, ты слегка с загибом.

Гремин:

- Клянусь! Я скинул сто годов
И, как юнец, всегда готов!

Онегин:

- Так познакомь.

Гремин (подводя его к Татьяне):

- Знакомься, Тата.
Мой друг Онегин.

Татьяна:

- Вы из Штатов?

Онегин:

- Hу да, порхаю, словно стриж.

Татьяна:

- Я тоже. Hо люблю Париж.

Отходит, прихватив мужа.

Онегин:

- Ужель та самая Татьяна,
Которой я когда-то рьяно
Hавешал на уши лапшу?
Вот это круть! Едва дышу.
Прикид от самого Версаче – А это, вроде бы, кусаче.
А сколько брякает на ней
Цветных металлов и камней?
Я это дело не оставлю
И ублажать себя заставлю.
А если я чего хочу,
То все сомнения мочу.

Замирает в стойке кабана.

 

VII

 

Будуар Татьяны. Татьяна в пеньюаре перед зеркалом. У дверей
охранник с томиком Пушкина.

Татьяна:

- Люблю навешивать понты...

Звонит телефон. Татьяна берет трубку.

- Алло!

Онегин (за кадром):

- Алло! Татьяна, ты?
Звонит Онегин. Я здесь рядом.
Хочу заехать прямо на дом.
Ты холуям своим вели,
Чтоб прямо в койку провели.

(Хохочет. Вешает трубку.)

Татьяна (Максу):

- Онегин рядом оказался.
Придет, так сразу пропусти.
Да рядом будь, чтоб не вязался,
А то потом не отскрести.

Макс (кричит куда-то):

- Эй, пропустить!

Входит Онегин:

- Ах, вот ты где
Муде прикинул к бороде.

Макс:

- А худо ли, живи – не кашляй:
И харч, и торч, и куча башлей.

Онегин:

- Разъелись по помойкам, твари!
А где хозяйка?

Макс:

- В будуаре.

Онегин (входит в будуар):

- Привет! Hаводишь марафет?

Татьяна:

- Сегодня снова на банкет.

Онегин:

- А ты никак меня забыла?

Татьяна:

- Да помнить нечего. Что было,
То былью поросло само.

Онегин:

- Hо есть заветное письмо.
Твой генерал его увидит
И как-нибудь тебя обидит.

Татьяна:

- Ох, испужалась.

Онегин:

- Я шучу.
Малышка, я тебя хочу.
И нынче жду к себе на ужин.

Татьяна:

- К тебе? А на фиг ты мне нужен.

Онегин:

- Послушай, детка, не хами,
Крутую душу не томи.
Доверься стремному совету
И уступи авторитету,
А то ведь заведу возню,
Да ненароком и казню.

Татьяна:

- Казнишь? Меня? Какая жалость!
Я снова, Женя, испужалась.
Дурилка. Балабол пустой.
Вообрази, что мой любовник
По-настоящему крутой,
А не дешевый уголовник,
Спец по угону чемоданов...

Онегин:

- А как зовут его?..

Татьяна:

- Богданов!

Онегин:

- Богданов, е-мое, тогда я пас.
Разинул пасть, а вышел полный выкус.

Татьяна:

- Как говорил знакомый козлопас:
Пишите письма, поливайте фикус.
Макс, джентельмена проводи наружу!..

Макс волокет Онегина к выходу:

- Шуруй, а то секрецию нарушу!

Хор, как бы склубившись из пустоты:

- Бери, пока тебе дают!
Живи, покуда не убьют!
Грызи гранит и землю рой!..

Онегин:

- Позор, тоска, о, жребий мой!

Finita – ---
+ Origin: UT2IW@UR0IBG (2:4652/2)