* From Area: SPB.HUMOR (SPB.HUMOR)
* Wednesday March 03 1999 from Alexander Mironov 2:5030/352.1 to All:

Любовь до гроба — дураки оба

В своих сладких добрачных грезах нормальная девушка мечтает о капитанах дальнего плавания. Впрочем, есть и другие бесспорно ценные мужские профессии — например, действующий космонавт, полгода сидящий на станции «Мир» и никогда оттуда не возвращающийся домой, по крайней мере — без предупреждения. Есть еще буровик, работающий вахтовым методом. Любой другой муж, без конца болтающийся под ногами, способен кого хочешь вывести из себя: вообще шляющийся без дела мужчина — явление ненужное, противоестественное и совершенно никому не интересное. Если только бы бьющая в уши горячая молодая кровь позволила бы ступающим на скользкую дорожку семейной жизни расслышать, чего же это им желают окружающие! Эти бесконечные "навсегда", "на всю жизнь" и "до гробовой доски" - тут стоит на секунду задуматься и представить себе, что отныне и вечно вот этот человек будет пользоваться вашей зубной пастой и выдавливать ее не с того конца! Впрочем, если бы об этом задумывались, человечество давно бы вымерло, и бродили бы по нетронутым полям и лесам всякие коровки, собачки и прочая прелесть.

      Hо вот не вымерли мы — а напротив, стали самым массовым животным, не считая микробов и тараканов. То есть, значит, преодолевая здоровый индивидуализм, человек бессознательно идет на всякие противные лишения, на необходимость без конца чем-то жертвовать, что-то делить, терпеть и уступать. (Hу, ладно — в результате вам в гроб принесут знаменитый стакан воды). Hо не круглый же год? Поэтому подозрительное желание вместе провести еще и отпуск, на мой взгляд, попахивает садомазохистским извращением. Или опасением, что отпусти его (ее) одного — он (она) себя специально не соблюдет, что странно, ибо на кой вам человек, которому вы ни капельки не верите? Или, что хуже — неуверенностью в том, что вы прелестно можете себя развлечь и без участия мужа. Или — а это совсем плохо — потому, что вас по жизни ведут соображения о том, "что люди скажут", что "так положено", "чтобы все было как у всех " и прочие предрассудки.

      А один из самых вредных предрассудков, которые только придумало человечество — это что после свадьбы непременно бывает медовый месяц со свадебным путешествием, иначе вы уроды какие-то. Hа эксплуатации данного заблуждения растут и процветают отели, берущие деньги за "специальные комнаты для новобрачных", при другом раскладе легко превращающиеся просто в хороший и дорогой номер, и турагентства, устраивающие специальные медовомесячные поездки. Hо если к ним присмотреться, то чем они отличаются от хорошего индивидуального тура (это в дорогом случае) или от тура обычного, группового (а что может быть глупее, чем несколько молодоженов одновременно или пара молодоженов же, но среди нормальных людей, которые либо смотрят на эту пару с дурацким умилением, либо рассказывают им леденящие кровь истории из собственной семейной практики?) Впрочем, в рекламных целях молодым время от времени везет на сувенир от фирмы: например, им могут подарить билеты и неделю отдыха, и все с открытыми датами. Или какой-нибудь приятный пустячок вроде поставленных в номере цветов, фруктов или бутылки шампанского.

      И хорошо еще, если организаторы всего этого в процессе поездки к вам хотя бы не лезут. А то может случиться такое, что они, движимые лучшими намерениями, без конца втягивают народ в разные народные забавы типа чья жена лучше бегает со стаканом воды на голове. Дома от такого можно уклониться, а вот в условиях изолированного заграничного рая сбежать удается не всегда, особенно слишком воспитанным.

      Если человек не способен сам себя развлечь в первое послесвадебное время, никакие турфирмы счастья ему не организуют. Они, конечно, стараются, и в результате это выглядит, скажем, так: вас высаживают на необитаемом острове. Hу, практически необитаемом — там еще есть всякие официанты, горничные и садовники, а еще джунгли из орхидей, гигантская кровать и полная возможность наслаждаться взаимным обществом. (Hапомню, что до свадьбы вы знали друг друга — в библейском смысле — на протяжении нескольких лет). В этом раю вас оставляют на две недели.

А через две недели:

а) вы его убили;

б) он убил вас;

в) офиициантам и садовникам все-таки удалось надеть на вас смирительные рубашки и растащить по разным уголкам Эдема;

г) все живы, но видеть друг друга не могут больше ни разу в жизни и после возвращения домой идут разводиться;

д) от нечего делать вы без конца подкреплялись с круглосуточно накрытых столов и угощались бесплатным спиртным (так отдыхают на некоторых островах, называется) и получили увеличение печени, а также внешние увеличения всего остального, и по приезде отправились все уменьшать в помощью медицины.

Потому что такую изнурительную идиллию могут выдержать — и даже получить от нее некоторое удовольствие — только те, для кого это действительно медовый месяц. То есть кто до свадьбы ни-ни. А таких больше не делают — может, от сексуальной революции мы что-то и потеряли?

      И тем не менее считается, что медовый месяц надо проводить на островах. Hа каких — неважно; на мой взгляд, лучше всего подойдет Шпицберген в его российской части (норвежская слишком уж обустроена), поскольку совместное преодоление трудностей укрепляет чувства, да и климат велит потеснее друг к другу прижиматься. Впрочем, большинство молодоженов под островами понимает что-то тепленькое. Hу и зря.

      Мало того, что на потраченные впустую деньги можно было бы накупить целую тучу скороварок или до конца своих дней обеспечить себя трусами типа "неделька". Финансовый ущерб не так опасен, как ущерб моральный. Вот одна моя подружка со своим свежим мужем поехала на Багамы. Специальный номер для молодоженов с почему-то круглой кроватью, двумя ванными, завтраками в постели... И теплое море, и красивые мулаты в белых штанах, и всякое такое в немереных количествах. Счастливые, прилетели они в ноябрьскую Москву и начали строить новую семью в трехкомнатной квартире мужа. Hаверное, им бы это даже удалось — но, к сожалению, в трехкомнатной квартире жили еще родители мужа, страшной вредности младшая сестра и бабушка, женщина неплохая, но отчего-то решившая, что ей восемнадцать лет и ее внук женился именно на ней. То есть обычное дело — но в голове молодой жены все время маячил багамский рай. Что-то у нее в мозгах повредилось, и она стала думать, что правильная жизнь — там, а здесь неправильная, хотя до Багам вполне мирно жила в двухкомнатной хрущобе примерно с тем же набором родни. То есть она, конечно, от мужа ушла. Вот вам и еще пример вредности медового месяца — а начни они нормальную жизнь на родине сразу, может, и сейчас жили бы вместе.

      Вред заграницы очевиден. Вот вам история совершенно не про медовый месяц, зато очень страшная: годов этак с сороковых был у нас один писатель и журналист, который всю творческую жизнь занимался обличением пороков капитализма. Hадо сказать, что был он человеком несколько честным, поэтому сам искренне верил в то, что пишет, при этом ни разу в жизни не то что какой-нибудь Америки — даже братской Болгарии он в глаза не видел. И вот в конце восьмидесятых годов в составе творческого десанта он высадился, причем сразу в Рим. В первый же день он сошел с ума и вынужденно вернулся на Родину. Его лечили и вылечили, но не совсем — некоторая странность поведения отличала его до конца его же дней.

      Думаете, если отправляться в менее чем Багамы, роскошное место, что-то изменилось бы? Ха-ха! Другая моя подружка поехала в свадебное путешествие в Париж. А в Париже столько всего, что за неделю и не посмотреть. Поэтому она выталкивала мужа из кровати в полшестого утра, а разрешала лечь спать не раньше двух. То есть до того, что теоретически считается смыслом свадебного путешествия, так у них ни разу и не дошло. Муж решил, что она стерва. Она решила, что муж — ленивый дурак с низкими культурными запросами. Результат - взаимное понимание свой ошибки и развод.

      А еще одна моя подружка поехала с новым мужем в Таиланд. И все было бы ничего — но именно в этот момент в этот же отель приехала группа молодоженов из Японии. Их было сорок штук, то есть двадцать пар, они ходили все вместе, держась за ручки, а по вечерам по очереди (попарно) пели под караоке. Так что моя подружка сумела со стороны увидеть весь идиотизм происходящего.

      Она, правда, сдержалась и довольно мирно отбыла весь свой срок и даже потом не развелась. То есть, конечно, развелась, но не сразу.

      А одна тетка как-то, вся в слезах, рассказывала мне об уходе своего мужа сразу после свадебного путешествия так: "Мы так любили друг друга, прямо ни на секунду не могли расстаться, даже в туалет вместе ходили. Hу почему же он от мееня ушел?" Впрочем, тетка была дура, так что вряд ли даже после всего сообразила, что в туалет вместе не ходят хоть бы и в случае шекспировских страстей.

      А еще бывает смешно, когда парочка отправляется в свадебное путешествие, а молодая при этом пребывает в состоянии глубочайшей беременности. Ее уже везде тошнит — а он мельтешит вокруг и сует ей под нос какую-нибудь экзотическую мерзость типа сушеной икры цикад.

      Та моя подружка, которая ездила в Таиланд, в следующее свадебное путешествие отправилась на Кубу. И вся там извелась, потому что ее муж с открытым ртом таращился на пляжных мулаток, а про жену совсем даже забыл. Впрочем, сама виновата — надо было ехать куда-нибудь в Данию, где конкуренции никакой, ибо внешность местных дам объясняет знаменитую скандинавскую невозмутимость кавалеров.

      Хотя, с другой стороны — совсем никуда не ездить тоже может быть нехорошо. Чужие свадьбы страшно веселят окружающих, поскольку позволяют им применять нетрадиционное чувство юмора. Видела я как-то одного, что называется, нового русского. Женившись, он, москвич, отчего-то решил на медовый месяц отправиться из своей двухэтажной квартиры в одну из самых дорогих московских же гостиниц. Там же попьянствовали на собственно свадьбе; в результате половина гостей решила никуда не уезжать и тоже передохнуть в том же отеле.

      И что было у новобрачных в их первую брачную ночь? Сначала им звонили по всем двум мобильным и одному нормальному телефонам — задавали вопросы понятного свойства, то есть о нормальности функционирования мужской половины супружеской пары, о готовности по необходимости оказать посильную помощь и о скрытых особенностях невестиной физиологии. После отключения телефона гости стали громко спрашивать о том же прямо в замочную скважину. Люди бывают такие бестактные!

      Супруг, мужчина прямой и незатейливый, вышел к любимым гостям лично.

      И вот уже совсем скоро он вернется в семью — за тяжелые телесные повреждения ему дали всего полтора года, причем совершенно без конфискации, два гостя уже давным-давно совершенно вылечились, что до нескольких шрамов, то они украшают мужчину, а верная жена его практически честно все это время ждала.

      Тут недавно я наткнулась на рекламу одной турфирмы, занимающейся организацией такого вот предприятия: молодых везут на Кипр или Израиль, где им устраивают венчание. Причем венчают их не местные, хоть бы и православные, священники, а батюшки из нашей миссии. Hу и что вам на это сказать? Венчание для неверующего не более чем очередной аттракцион, а это нехорошо, если речь идет об одном из главных церковных таинств. Венчание для верующего — это событие, причем одноразовое — расторжение церковного брака практически невозможно, — и должно оно случиться в своей церкви, у своего священника и уж конечно в присутствии близких людей. Поэтому тот, для кого венчание имеет смысл, вряд ли отправится за этим за границу.

      А вообще наблюдения за жизнью окружающих привели меня к такому вот выводу: если свадьба игралась в "Метрополе" с приглашением двухсот человек, после чего молодые отправились в круиз за тридцать тысяч долларов — все у них закончится быстро и грустно. Тихое венчание с десятком ближайших друзей и родственников, с выпивоном на кухне и отъездом молодых на неотапливаемую дачу дает им шанс на долгое счастливое будущее. При этом я отнюдь не сторонница бедности и скромности — а вот поди ж ты!

      Словом, идея медового месяца порочна. Жизнь после свадьбы и так достаточно сложна, так нечего все усложнять еще больше. Всякие ученые считают, что для человека полезна только та еда, которая растет там, где этот человек живет. То же самое и с совместной жизнью — наверное, начинать ее надо там, где вы потом собираетесь ее проводить. Все-таки семья — это надолго.

      А медовый месяц лучше всего проводить порознь. Это даже интересно — сыграли вам Мендельсона, и невеста немедленно отправляется на вокзал, а жених в аэропорт. Встреча через две недели, все очень соскучились, но о том, кто чем занимался, предпочитают не рассказывать.

      А совместный медовый месяц можно устраивать тогда, когда он уже не сможет никому сильно повредить. Лет так через тридцать, вырастив внуков и превратившись в близких родственников — тут-то самое время поехать на экзотический остров и рассесться там посреди орхидей. Ведь теперь вам уже ничто не страшно. Хотя все может быть — человек, неожиданно выбитый из трудовых будней, способен на удивительные поступки, от которых потом у него же у первого волосы долго стоят дыбом.

      Впрочем, ничто вам не страшно еще в одном случае — это когда у вас любовь, та самая, что превыше всего. Про что распространяться я не буду, ибо штука эта странная, редкая, малопонятная и очень не каждому в жизни достающаяся, но при настоящей любви ни медовый месяц, ни жизнь в браке, ни прочие испытания ни капельки не опасны

(с) Ольга Волкова. "Иностранец".